Новости

































Обзор журнала поэзии «Дети Ра», № 3, 2023


Летний свет особенный – купающее его, баюкающее свечение словно дарит волны отдохновения…
Новый номер «Детей Ра» выходит как раз к началу лета; и – свет журнала тоже особый, будто меняющий полюса негатива на позитив.
…Тонкую алхимическую игру со звуком предлагает Константин Кедров-Челищев, перебирая имена явлений и феноменов мира, своеобычно скрещивая их суть:

Колибри прячутся в верлибре
В верлибре прячутся колибри
Преображается верлибр
В любой отмерянный калибр

Ритмика поэта демонстрирует зигзагообразные возможности речи, а глубокая печаль, субстанцией пропитывающая стихотворение, вспыхивает… все же световыми огнями:

Все проявления печали
Давным-давно слились в одну
Над нами звезды замолчали
И утонули в тишину

Неужели тебя я не встречу
В тишине исчезающей речи
Неужели исчез этот миг
Тишины превратившейся в крик

Длинная, наполненная оригинальностью, как алхимией бытия, строка Виктории Мамоновой, вбирая в себя множественность антуража яви, демонстрирует скрещение метафизики и лирики:

Туман не рассеялся — весла в воду.
Среди простых людей, занятых рыбной ловлей, гончарным делом,
шитьем и припортовой торговлей,
больше здравого смысла, укорененности и земной тревоги, чем в нас.
Бушприт уходит в белесое облако —
не лучший момент — для постояльцев таверны наш бедный баркас
отчалил, если исчез из поля зрения.

Преимущества простой жизни?
И это тоже, но главное – мысль об ответственности поэта за речения свои.
Легкие созвучия Евгения Лесина сверкают, серебрясь тайной космоса бытия и надеждой – великолепной и вечной надеждой на бессмертие:

Твои достоинства несметны,
Грехи похожи на игру.
Пока мы вместе, мы бессмертны,
А я и вовсе не умру.

Острая краткость дает почти мгновенное запоминание:

Ушел коммунизм.
Пришел Интернет.
Я люблю тебя, жизнь.
А ты меня нет.

Сложная физика бытования на земле распускается цветением строк-формул Дмитрия Лакербая; иногда они своеобразно выворачиваются, словно показывая изнанку ощущений и придавая дополнительную выразительность стихам:

…Луч обитаемого света
За дверью скрипнувшей возник.
Полунемые плавни ветра,
Себя за шторами приснив,
Дошептывались до кровати,
Перемежали сон. Поля
Укачивало в снежной вате...
Некрополем спала Земля.

Одушевленный некрополь этот возвышен – поднимается прямо в метафизические небеса, неизвестные нам, где – смерти нет.
…Рыбки звуков интересно плещутся в духовной воде поэзии Андрея Грицмана, и зимнее сияние стихов вовсе не противоречит световому естеству яви:

Зима живет своей судьбой,
А за окном стоит она
И снег жует, и лапки прячет.
Ведь холодно, и грач маячит,
И в небо падает луна.

Ирония тут – логичная гостья, и ее тонкая улыбка согревает душу читателя.
Жестко и одновременно живописно звучат стихи Валерии Балобановой:

дверь казенная рыжая,
хриплый лязг стали слышу я,
входит бедная голова,
мантия читает слова:
два. два. восемь. один. четыре.
Переписываю псалмы из псалтыри,
двадцать третий (читай у крестика).
зачем было-то лезть туда?

Страшная правда жизни раскалывается шаром в голове читателя: но катарсис неизбежен, иначе поэтическое дело будет обессмысленно.
Зарубежная поэзия представлена стихотворением Элизабет Бишоп «Петухи» (перевел на русский язык Илья Имазин):

У каждого бойца
На маленькой голове подобье венца
Яростной кровью от самого сердца наливается.

Да, этот нарост простой —
Знак силы и воли мужской
Вкупе с вульгарной радужной красотой…

Стих пестрый, совмещающий краски заката и восхода, стих, отливающий и жестокостью жизни, и ее неизбывностью, против которой не возразить.
Изящные рассказы Алексея Розенберга звучат стихотворениями в прозе; жизненность ситуаций не отменяет поэтического восприятия оных.
Интересно читать дневниковые записи Евгения Степанова; поэт истолковывает мир по-разному – в том числе через дневниковое слоение дней.
Плотно и веско представлено литературоведение.
Лето начинается – захватывающее путешествие длиной в три месяца. И, как все в жизни, в один миг…
Лето лучше встречать с новым номером журнала «Дети Ра» – объемнее получится восприятие.

Александр БАЛТИН