Новости

































Сто лет назад родился поэт Сергей Викулов


В его поэзии было нечто от народной плазмы: глубина и естественность простого дыхания, особая задушевность, деревенские переливы красок:

Помню зимние вечера.
Снова дует сегодня с севера.
Входит в валенках со двора
наша бабушка, Олексеевна.
Из подойника молоко
льет в посудинки, дужкой брякая...

Родное русское давало неповторимость образному строю поэзии Сергея Викулова, столь же нежной, сколь и богатой интонационно.
Как нежно – о бабушке, по-другому – невозможно.
И – нежность обоймет такая, что одновременно захочется заплакать и… стать счастливым:

До спанья еще далеко.
Еще бабушка сядет с прялкою,
небольшой, но такой баской, –
словно в горенку глянет солнышко.
И закружится веретенышко,
зажужжит под ее рукой.
Запотрескивают дрова,
свет запляшет у ног – в два лучика...

Он мощно писал о долге, о солдатской доле, о дегтярной военной работе, об опаленных лентах трагедии, перевивших советскую историю:

Как трудно было умирать
солдатам, помнящим о долге,
в том самом городе на Волге –
глаза навеки закрывать.
Как страшно было умирать:
давно оставлена граница,
а огневая колесница
войны
      еще ни шагу вспять...

Звоны разносились, и… ощущалась цена победы.
Но – шероховатая правда бытования на земле давала своеобразный космос поэзии:

Сосны кой-где зеленеют да елки.
Влагой вскипают ложки.
Русские бабы разбитым проселком
тащат на спинах мешки.

Какая еще может быть правда жизни, коли речь о 47 годе?
Сергей Викулов знал жизнь, и знание это, пропущенное сквозь фильтры опыта и дара, отразилась в поэзии, оставленной им на земле.

Александр БАЛТИН