Главная страница

НЕИЗВЕСТНОЕ ПРО ИЗВЕСТНЫХ…

«НЕИЗВЕСТНОЕ ПРО ИЗВЕСТНЫХ…»



М У Д Р Е Ц Ы



ВЫВОДЫ АКАДЕМИКА ИСКАКОВА

Общался недавно с известным ученым, президентом Международной Славянской Академии академиком Борисом Ивановичем Искаковым. Он меня просто поразил. Оказалось, слова Ганди “Все люди — братья” не просто красивая метафора, а реальность. Искаков доказал, что все человечество — родственники. Замыкающее колено (для всех) примерно сотое. В СНГ — это где-то девяностая ступень. А в России — примерно пятидесятая.
— Когда патриарх Всея Руси Алексий Второй, — сказал Борис Иванович. — обращается к пастве со словами: “Возлюбленные братья и сестры”, то в этом обращении отражается точное знание космофизической реальности.
Так что, если мы обманываем кого-то — мы обманываем членов своей семьи. Мир един.



ПИСЬМО ЭЛЬДАРА РЯЗАНОВА

Заведуя в свое время отделом поэзии журнала “Мы”, я решил напечатать стихи замечательного режиссера Эльдара Александровича Рязанова, которого считал и считаю достоянием нации. В самом деле, если бы не было таких рязановских шедевров, как “Ирония судьбы” и “Служебный роман”, жизнь всего советского (постсоветского) народа оказалась бы намного беднее. Даже язык был бы другим. Цитаты из фильмов Рязанова прочно вошли в нашу речь. Вспомните хотя бы такие фразы, как “Ты меня уважаешь? И я тебя уважаю. Мы с тобой — уважаемые люди”, “Какая гадость, эта Ваша заливная рыба...” И т.д. Но это так — кстати. Вернемся к нашей незамысловатой истории.
Раздобыл я дачный телефон Эльдара Александровича. Позвонил. Разговаривал с ним минут пять, не больше.
Рязанов сказал:
— Я про Ваш журнал еще ничего не слышал, но стихи дам. Оставлю на Высших Режиссерских Курсах подборку, а Вы сами выберете.
Буквально через несколько дней я подъехал на ВРК. Вахтер протянул мне увесистый пакет. Я вскрыл его. Вместе со стихами в конверте находилось коротенькое письмо. Оно начиналось так: “Дорогой Евгений Викторович!” (Это мое имя и отчество. — Е.С.)
Я понял: вот это и есть настоящая культура — уважение и расположение к другому человеку, даже если ты его практически не знаешь, даже если ты великий режиссер, а он — никому неведомый молодой человек.
Кстати говоря, Александр Сергеевич Пушкин письмо даже самому постороннему человеку подписывал следующим образом: “С глубочайшим почтением и совершенной преданностью честь имею быть, милостивый государь, Вашим покорнейшим слугою. А.Пушкин”.
Правда, от Пушкина у меня писем не сохранилось...



* * *

Общался недавно с талантливым музыкантом, дирижером, художественным руководителем Государственного симфонического оркестра “Боян” Анатолием Ивановичем Полетаевым.
Он произнес замечательные слова:
— Не правда, что банкиры, торговцы — оплот и цвет человечества. Сколько бы сундуков золота они не имели — все равно не на их плечах держится мир. Мир держится на плечах творческих, созидающих людей. Художник (в широком смысле этого слова!) имеет одно название с Богом — Творец.



МУДРОСТЬ ЧИНГИЗА АЙТМАТОВА

Многие годы по роду службы я делаю интервью с различными людьми. В основном с деятелями эстрады. Заметил за это время следующее. Странное дело: чем незначительней артист, тем увереннее его ответы на вопросы. Что ни спросишь — на все тут же готов ответ. И о смысле жизни, и о природе человека, и о путях выхода страны из кризиса...
А вот недавно, практически целый день я общался с выдающимся писателем, послом Кыргызстана в странах Бенелюкса семидесятилетним Чингизом Айтматовым. И поначалу был сильно разочарован в писателе, огорчен его “простотой”. От ответов на многие вопросы он просто уклонился. “Кто виноват в нынешнем финансово-экономическом кризисе?” “Не знаю”. “Какие советы молодым людям Вы могли бы дать?” “Не возьму на себя смелость давать кому-то советы. Сказать, что один путь истинный, а другой нет — очень сложно. Каждый выводы должен делать сам”.
Только спустя время я начал понимать, насколько мудр Айтматов, как точно он отвечал на вопросы.
Мудрость не в том, чтобы знать книжные ответы на вопросы (это просто невозможно!), а, видимо, в том, чтобы доходить до всего самому, “не отличая пораженья от победы”, сомневаясь в собственных выводах и, в конце-концов, отдавая себе отчет в собственной слабости и микроскопичности на фоне необъятной и разумной природы. Как говорил один философ: “Я знаю, что я ничего не знаю”.



* * *

Помню, в тамбовской губернии, в автобусе, один мужик в телогрейке размышлял вслух:
— Самая мудрая женщина на свете — смерть. Она равна для всех.
Видимо, этот мужик оказался отчасти прав.