Главная страница

Публикации

 

Стихи. Газета "Во!", № 3, 1992


    


 

ПОДДАННЫЙ ГОСУАРСТВА ЛЮБВИ

У моего друга Жени Степанова быстрая похдка. Поспеть за ним даже мне вовсе непросто. И живет он в каком-то нереальном сумасшедшем ритме, в каком-то непривычном пространстве. То в Москве, то в Париже, то в деревне под Тамбовом, то в Нью-Йорке, меняя города и страны легко, как перчатки. И при этом умудряясь вести множество персональных рубрик в различных российских изданиях, выпуская одну за одной поэтические, прозаические и журналистские книги. Всего навыпускал около десятка. И это еще не все. Помните замечательное стихотворение Юнны Мориц «Хорошо быть молодым»? Есть в нем и такое определение молодости — «Вечно повод подавать раздувалам жарких сплетен». Это и о Жене тоже (ему 28 лет). Ибо все, что с ним происходит, — на виду. Да и скрывать он ничего не может.
Знаю Степанова много лет, а потому кожей ощущаю, как ему бывает смертельно тяжко, когда он не увлечен, не захвачен новой страстью. Тогда он еле-еле волочит ноги, может пить водку стаканами и при этом тупо рассуждать о всемирном катаклизме и т.д. Но наступает очередная влюбленность, и все сразу же меняется. Он моментально оживает, начинает раздавать первому встречному все, что только имеет, весь светится, излучая какую-то неземную энергию...
Однажды импульсивный Степанов исчез из редакционно-журналистского мира примерно на год. Практически не выходил из дома. У него была тяжелая личная драма. Как спасти друга, я не знал. А спасла его СУДЬБА. Недавно он приехал из Нью-Йорка совершенно другим — счастливым! — человеком. Ох уж этот проказник Амур (не путать с рекой в Сибири).
Перед тем, как снова уехать — на сей раз в Швейцарию, где Степанов учится в Женевском институте религии, — Женя принес нам новые стихи. Почитаем их.

Владимир РУГА

 

ВЕРА

Ты жертвенна в любви. И жертвенна по сути.
И жертвенная у тебя стезя.
Я думал: я учусь в Женевском институте
Религии. АН нет — учусь лишь у тебя!
Отдать-отдать-отдать — вот что теперь умею,
С последнею рубахой расстаться буду рад.
...Ты у меня в груди — вот что теперь имею.
И дочушка — в груди. Я — как никто — богат!

 

* * *

Ты
Ночь
Дождь
Манхэттен
Мы идем в обнимку
домой.
О господи! За что мне грешному
такое счастье.

 

* * *

Вера — Эрос — Нью-Йорк — начинается новая эра
В бренной жизни моей? Начинается эра любви?
Так бывает еще? Абсолютная женщина — Вера —
Вера в небо — и ночь — и квартира — земная?
Так бывает еще? Или все это вижу во сне я,
Или просто схожу — глюки, дивные глюки! — с ума?
Я — ответа на этот смертельный вопрос не имея —
Умоляю: «Волшебница Вера, ответь мне сама!»